Повышение мясной продуктивности крупного рогатого скота

В молочном скотоводстве отбор осуществляется на основании вполне конкретных элементов. Количество получаемого молока в условиях машинного доения, содержание в нем белка, жира — вот основные показатели, находящиеся в центре внимания селек­ционера.

Иначе обстоит дело при отборе по мясной продуктивности. Са­мо понятие—мясная продуктивность — неконкретно. Оно не дает ясного представления о том, какие показатели следует положить в основу отбора и чем способствовать их усилению.

Под влиянием внешней среды некоторые породные признаки мясного скота изменяются очень мало. Например, от комолых абердин-ангусских быков и коров получаются комолые телята, не­зависимо от того, родились они в жарком климате или умеренном, выращены при пастбищном или стойловом содержании. Рогатость, окраска волосяного покрова, форма рогов, свойства копытного ро­га и ряд других признаков передаются от родителей потомкам, не претерпевая заметных изменений, если только они не становятся объектом специальной селекции.

Повышение мясной продуктивности крупного рогатого скотаДругая группа признаков и свойств присуща животным той или иной породы в силу наследственно обусловленных породных норм реакции на условия жизни. К числу таких свойств принадлежит скороспелость. У британских мясных пород — это скороспелость формирования, у французских — великорослая (по терминологии Е. А. Богданова).

При интенсивном выращивании у абердин-ангусского бычка сформируется к 15—16-месячному возрасту широ­кое, глубокое, округлое туловище на коротких ногах; общий вес достигнет 400—420 кг. В составе туши будет 15—16% костей, в составе мяса — не менее 14—15% жира.

В тех же условиях у шаролезского бычка туловище будет менее компактным, конеч­ности — более высокими; вес достигнет 460—480 кг. В составе туши меньше доля жировой ткани, больше мышечной и несколько боль­ше костей; в составе мяса ниже процент жира, выше процент протеи­на.

Если в сравнение включить еще бычка менее скороспелой мо­лочной породы, хотя бы красной степной, то такая степень зре­лости, как у абердин-ангусского, у него наступит не в 15—16, а в 18—19 месяцев. Соотношение съедобных и несъедобных тканей туши и питательных веществ мяса, у них будет подобное абердин-ангусскому примерно на 3—4 месяца позднее.

Различная форма и степень скороспелости пород во многом оп­ределяют количество и качество получаемой мясной продукции. Мясная продуктивность — это прежде всего скороспелость, а ско­роспелость—это комплекс многих признаков и свойств. С ней связаны и энергия роста, и формы тела, и соотносительное раз­витие тканей, и химический состав тканей, и в целом характер об­мена веществ.

Отбор по большому числу признаков практически труден. По­этому в мясном скотоводстве в основу отбора поставлен конститу­ционально-производственный тип в целом.

В силу унаследованных норм реакций на среду животные ско­роспелых мясных пород британского типа реагируют на обильное кормление проявлением интенсивного роста на первом году жизни с относительно ранним последующим наступлением стадии разви­тия, при которой преобладающее значение в использовании посту­пающих веществ приобретает жироотложение.

Чем выше привес, тем меньше расход кормовых единиц на еди­ницу привеса; с наступлением интенсивного жироотложения ве­личина привеса понижается, а затраты корма повышаются. Цель заключается в получении возможно более высоких привесов и на протяжении более длительного времени. Этим достигается эконо­мичное производство говядины, притом сравнительно нежирной.

Скороспелые молодые животные по развитию и формам тела ближе к взрослым особям, чем животные позднеспелого типа. В связи с ранним окончанием роста головы и трубчатых костей, формированием относительно толстых и широких костей, а также выраженностью поздноразвивающихся участков туловища скоро­спелые животные в возрасте 16—18 месяцев уже имеют широкий, приземистый корпус тела, широкую поясницу, крестец, небольшую голову с укороченной лицевой частью.

Это улавливается при гла­зомерной оценке и дополняется промерами тела животных, а так­же вычислением индексов телосложения. Например, индекс мас­сивности (обхват груди по отношению к высоте в холке) отражает основную особенность габитуса мясного животного — большую ши­рину и глубину туловища при сравнительно малой высоте; индекс костистости (обхват пясти по отношению к высоте в холке) харак­теризует толщину костей при относительной их укороченности. Вы­раженность мясного типа отражает также индекс мясности (по Грегори) и широтный индекс (по Ланиной), рассмотренный ниже.

Отбор животных по мясным формам тела — это отбор по ран­ней зрелости, способности в благоприятных условиях заканчивать рост в ранние фазы развития. От селекционера этот элемент от­бора требует большого внимания, даже, можно сказать, осторож­ности. Не следует радоваться получению широкотелых, округлых, коротконогих телят в возрасте, например, 4—6 месяцев. Такие те­лята часто плохо растут, рано осаливаются, не достигают большо­го веса.

Примером ошибочного отбора по ранней зрелости распо­лагает история выведения скороспелых, но мелких, неэкономичных типов британских мясных пород фермерами США и Великобрита­нии. Поэтому, проводя отбор по конституции и экстерьеру, селек­ционер согласовывает его с возрастом животных и требованием к живому весу. Последний служит контролем развития на доста­точно высоком уровне роста.

В качестве показателя соотношения между весом и формами тела может служить широтный индекс, который особенно полезен при необходимости сопоставления групп животных из разных ли­ний или стад. В основу этого индекса положена зависимость меж­ду весом животного и двумя общепринятыми промерами — высо­той в холке и косой длиной туловища.

Туловище крупного рога­того скота приближенно можно рассматривать как произведение из трех измерений — высоты, длины и ширины. Делением живого веса на произведение промеров высоты и длины получаем третью величину—ширину туловища. Поскольку животным с хорошо раз­витыми мясными формами присуща широкотелость, величина на­шего индекса отражает степень выраженности мясного типа тело­сложения.

Величина его тем больше, чем выше живой вес, короче туловище и меньше высота. У животных старшего возраста и хо­рошо откормленных он сравнительно высок. Высокому показателю широтного индекса соответствует, как правило, высокий убойный выход.

В исследованиях, проведенных на кафедре частной зоотехнии Львовского зооветеринарного института, широтный индекс был проверен в качестве одного из элементов оценки мясности помес­ных животных.

Показатели широтного индекса в семи различных породных группах сопоставляли с убойным выходом.

Несмотря на небольшое число животных в каждой группе (5—9 голов), положительная зависимость между величиной убойного выхода и широтным индексом выявилась достаточно четко. С уве­личением значения одного закономерно (в шести случаях из семи) повышалась величина другого.

У животных с той или иной до­лей крови абердин-ангусов, как и следовало ожидать, выражен­ность индекса и убойный выход были наибольшими; у чистопород­ных симментальских, а тем более у черно-пестрых — наименьши­ми.

На основании имеющихся материалов можно считать, что в тех случаях, когда требуется сравнить группы скота по выраженности мясного типа и ожидаемому выходу продукции, широтный индекс можно использовать в качестве объективного и достаточно надеж­ного показателя.

Развитие мускулатуры служит важным элементом отбора мяс­ных животных. Жир в мышечной ткани придает мускулатуре мас­сивность, увеличивает ее объем. Этому способствует также толщи­на мышечных волокон. У скороспелых животных она значительнее, так как у них раньше заканчивается рост мышечных клеток в дли­ну и они утолщаются.

При глазомерной оценке иногда ошибочно отдается предпоч­тение экстерьеру хорошо упитанных животных. Отложение жира в мускулатуре и под кожей придает статям тела привлекательную выравненность и округлость, мускулатура хорошо выделяется, а недостатки в телосложении малозаметны.

При убое животных и разделении туш на отруба не выявилось существенной разницы, хотя у коров менее выраженного мясного типа был несколько выше удельный вес постных отрубов—лопаточ­ной части, костреца. Зато в соотношении тканей разница была су­щественной: у коров хорошо выраженного мясного типа оказалось в туше больше жира (11,4 против 3,7%), меньше костей, мясо жир­нее.

Коровы этой группы были менее молочны. Основное их отли­чие заключалось в склонности использовать питательные вещества корма для жироотложения.

Практически высокую упитанность часто имеют яловые коровы и маломолочные, выкармливающие теленка на подсосе. Поэтому, производя визуальную оценку при бонитировке, необходимо учи­тывать материнские качества коров. Телята к отъему должны до­стигать живого веса примерно 180—230 кг.

Установлена высокая положительная корреляция между молочностью коров за всю лак­тацию и весом телят в 3-месячном возрасте (0,69—0,75); по мере взросления телят зависимость их веса от молочности матери пони­жается: коэффициент корреляции в 6-месячном возрасте состав­ляет 0,52—0,58, в 8-месячном — 0,42.

Молочность маточного поголовья более 2500—3000 кг за лак­тацию в мясных стадах не культивируется. Желательна равномер­ная лактация. Если теленок не высасывает всего молока в период максимальной лактации матери, это приводит к маститам вымени. Образование избыточного молока отрицательно сказывается на нагуле коровы.

Отбор по скороспелости находится в некотором противоречии с отбором по крепости конституции, выносливости, здоровью.

В связи с этим задача повышения мясной продуктивности не мо­жет иметь одинакового решения в хозяйствах, расположенных в разных зонах. Тип хорошего мясного животного в условиях сухостепных и полупустынных районов, например Центрального Ка­захстана, будет существенно отличаться от типа, пригодного для условий целинных земель с развитым зерновым хозяйством или для тростниковых пастбищ и жаркого климата где-нибудь по бе­регам Аму-Дарьи.

В степных засушливых районах основные требования сводятся к нагульным качествам животных, быстрой нажировке в благо­приятные сезоны.

На изреженных пастбищах у казахского белоголового скота формировалась подвижность, а подвижность обусловливалась из­вестной сухостью конституции, которая оказывалась в противо­речии с рыхлостью, присущей животным скороспелого мясного типа. При разведении скота этой породы приходилось мириться с неизбежным облегчением костяка по причине недостатка фос­фора в растительных кормах.

На одну часть фосфора в подножном корме зоны сухих степей и полупустынь приходится примерно че­тыре части кальция, тогда как в костной ткани животных только две. Поэтому породы степных районов приспособлены к дефициту фосфора в кормах.

Так, по данным П. Д. Пшеничного, ко­ровы красной степной породы снижают продуктивность при не­достатке в рационах кальция, а симментальские — при недостатке фосфора, поскольку организм первых приспособлен к тому, чтобы обходиться малым поступлением фосфора, а организм вторых — малым количеством кальция.

С помощью хронометража было установлено, что на пастбище казахская белоголовая корова вместе с теленком, находящимся на подсосе, затрачивает в среднем непосредственно на пастьбу 7—8 часов в сутки, на жвачку около 7 и на отдых 6 часов.

Осталь­ное время расходуется непроизводительно — животное стоит, де­лает переходы, ищет участки лучшего травостоя. Оказалось, что крупные коровы (весом более 550 кг) тратят больше времени не­производительно, пасутся меньше и менее интенсивно, чем мелкие животные.

В среднем по стаду около 75% времени, затраченного на пасть­бу, приходится на утренние прохладные часы (от 5 до 10 часов). В жаркое время дня (при температуре воздуха 30 °С) у животных увеличивается частота пульса, дыхания, повышается температура тела.

При этом у коров весом 600—650 кг по сравнению с коро­вами весом 500—550 кг наблюдалось более частое дыхание и пульс — на 3—5 дыханий и на 3—16 ударов пульса в минуту; температура тела была выше на 0,6°.

Еще много лет назад А. А. Калантаром было подмече­но, что на малопродуктивных пастбищах выгоднее держать много мелких коров, нежели малое число крупных. Облегченный костяк, не слишком высокий вес хорошо согласуются с подвижностью, ак­тивностью в отыскании корма на изреженных пастбищах, неболь­шими затратами поддерживающего корма. Тяжеловесные коровы весом 600—650 кг в этих условиях менее пригодны, чем коровы весом 500—550 кг.

В земледельческих районах при достаточном количестве кон­центрированных кормов в рационах и при стойловом содержании мясного скота требования к живому весу могут быть выше. Ос­новой отбора в этих условиях является интенсивный рост, усилен­ное развитие мускульной ткани, формы тела, обеспечивающие вы­сокий выход лучших отрубов, раннее созревание с преимуществен­ным накоплением внутримышечного жира и с относительно малым отложением его на внутренних органах.

В зонах с жарким климатом улучшение скота мясного типа включает толерантность к теплу, способность создавать запасы жира, как резерва влаги (горб зебу), экономно расходовать их.

Типам животных присуще много нюансов, которые улавлива­ются опытным селекционером и некоторыми, пока еще немногими, методами объективной оценки. Эффект селекции тем полнее, чем яснее селекционер представляет модель, к которой стремится, и чем лучше выбранная модель животных согласуется с теми усло­виями, в которых их разводят.

В практике племенного дела начинают шире использовать ма­териалы генетико-математических исследований по выяснению на­следуемости селекционируемых признаков, их изменчивости; повто­ряемости, коррелятивной зависимости.

Научные воззрения ученых, сочетающих генетические исследо­вания с практической селекцией на сельскохозяйственных объектах, уже не вступают в конфликт и противоречие с установившимися взглядами зоотехников-селекционеров на взаимодействие гено­тип—среда; признана творческая роль среды при отборе, условия которой накладывают существенный отпечаток на его результаты. Усовершенствование системы племенного уче­та, которое предстоит осуществить, позволит привлекать вычисли­тельную технику для получения информации из обширных мате­риалов племенного учета.

Самая подробная информация промышленный альпинизм на сайте.

Опубликовано 18 Апрель 2013 в рубрике Мясное скотоводство